20:53 

Синее Пламя

Silly Sally
a literary potato
Название:Синее Пламя
Автор: Тдрдузк бхазг пгтп!
Жанр: романс, драма
Рейтинг:R
Размер: миди (~5,000 слов)
Саммари: "Знаешь, Ваймс, в прошлом я познакомился с одним очень интересным человеком".
"И чем же он был интересен?"
"Не знаю. Наверное, тем, что научил меня быть тем, кто я есть".
"Где он сейчас?"
"Он умер. Как и многие в тот день".

Предупреждения: ООС, AU, авторское видение событий книги.
От автора: В подарок чудесной morcabre, без которой этот фик никогда бы не существовал.
Дисклаймер: Всё папе Пратчетту.

Это была обычная тень - не плотнее, не шире или выше, чем она должна быть. И все же стоило повернуться к ней спиной, как Ваймс ощущал затылком чье-то пристальное внимание.
За последние несколько часов, что он находился в этом времени, таких теней стало гораздо больше - город внезапно наполнился изучающими взглядами. Хотя, возможно, взгляд был один, просто обладатель его был достаточно ловким и быстрым, чтобы следовать за Ваймсом так долго и еще ни разу не попасться.
А может, это просто игра воображения. Анк-Морпорк времен лорда Ветруна - темное место, вот и мерещится всякое...
Нет. Интуиция редко подводит человека. А уж стражника она не подводит никогда.
Ваймс повернулся спиной и спокойно побрел по улице дальше, все свои чувства сосредоточив в точке, откуда шло это ощущение взгляда. Вдруг где-то на периферии зрения он заметил, что что-то изменилось... Быстрое резкое движение, перехватить блеснувший в свете луны кинжал, развернуть к себе - и вот уже Ваймс смотрел в лицо своего загадочного наблюдателя.
Надо заметить, очень юное лицо.
Волосы наблюдателя были черными и доходили до плеч, вся кожа была покрыта серо-зеленой краской. И взгляд - тот самый, который Ваймс всегда выдерживал с трудом, прямой, внимательный, пронизывающий насквозь.
Перед ним стоял молодой Хэвлок Ветинари.

Он почувствовал опасность еще до того, как мышцы Ветинари напряглись под его ладонью. Резкий выпад убийцы прошел вскользь, лишь слегка задев ухо Ваймса. Командор сжал в железной хватке чужое запястье, заставляя отпустить еще один кинжал, заломил руку мальчишки за спину и наклонился к его уху:

- Я знаю, что у тебя, юный лорд Ветинари, найдется еще как минимум пара ножей, но очень не советую тебе применять их, если не хочешь сломать себе, скажем, руку, - он завел локоть вверх еще сильнее, и все тело юноши резко напряглось. - Тебе придется еще многому научиться, прежде чем ты сможешь сыграть со мной в прятки и выйти из игры победителем.
Сейчас я тебя отпущу, ты отправишься обратно в Гильдию, и мы забудем друг от друге. Договорились?

После некоторого раздумья Ветинари сдержанно кивнул. Ни испуга, ни злости, ни даже удивления не было в этом кивке.
Ваймс невольно восхитился такой выдержке.
Как только он ослабил захват, мальчишка тут же нырнул в ближайший переулок и исчез. Сколько Ваймс не пытался отыскать его силуэт, вокруг были лишь самые обычные ночные тени. Ни одна не смотрела ему вслед.
Никто не мог научить такому мастерству. Ветинари был самым настоящим самородком, хотя пока ему было очень далеко до уровня того человека, которым он будет через тридцать лет.
Ваймс хмыкнул и вернулся к своей первоначальной цели - добраться до дома Лоуни.




***
Через два дня он проснулся от прикосновения холодного лезвия к шее. Голубые глаза пристально смотрели на него без единой эмоции, разве что с легкой тенью заинтересованности. Острые худые колени больно сдавили ребра, чужое лицо, на этот раз имевшее свой собственный цвет, было так близко, что кончики черных волос скользили по щекам командора.
Ваймс начал лихорадочно прикидывать свои шансы вывернуться из захвата.
- На твоем месте я бы не двигался, - голос молодого Ветинари был мягче и живее, хотя в нем все также отсутствовали какие-либо ярко выраженные интонации. - Ты только что проснулся, и, даже если ты очень ловок, твои реакции будут слегка замедленны. А мне достаточно одного движения.
- Ты не убьешь меня, - спокойно ответил Ваймс.
Юноша усмехнулся. Сколько ему сейчас лет? Шестнадцать? Семнадцать? Худоба патриция делала его сухим, даже скорее жилистым, а этот Ветинари как будто состоял из острых углов, но природная гибкость делала его почти красивым.
- Забавная уверенность в себе, - Ветинари хмыкнул и слегка отстранился. Рука, в которой он держал кинжал, не дрогнула ни на секунду. - Поделишься умозаключениями, господин стражник?
- Если бы ты планировал убить меня, я был бы уже мертв, не так ли?
- Возможно.
Поразительно, сколько оттенков смысла может быть в простом слове.
Ваймс уже придумал план действий, как вдруг лезвие у его горла немного сместилось, черные волосы опустились на его лицо плотной завесой и чужие сухие губы коснулись его губ.
План действий испарился, оставив Ваймса таращиться на нежданного гостя в недоумении.
Ветинари смотрел на него все также внимательно. И усмехался.
- Ты очень интересный человек, сержант. Вокруг меня слишком много людей, которым стоит у тебя поучиться.
Ваймс молчал. Нож у горла уже не казался приоритетной угрозой.
- Ты был слишком самоуверен, когда схватил меня в том переулке. И достаточно умен, чтобы я решил встретиться с тобой снова.
- Ты пришел доказать мне, что я тебя недооценил? - спросил Ваймс.
Лицо Ветинари снова оказалось слишком близко.
- Я пришел, потому что ты очень интересный человек, сержант.
Убийца снова наклонился к нему. Худое тело почти не давило своим весом, но было поразительно теплым. Чужие ресницы щекотали кожу - Ветинари закрывал глаза, когда целовался.

Несколько лет назад, в очередную годовщину, Ваймс пришел в Продолговатый кабинет с отчетом и застал патриция наблюдающим за городом из окна. Тогда состоялся один из его самых странных разговоров с Ветинари.
"Знаешь, Ваймс, в прошлом я познакомился с одним очень интересным человеком".
"И чем же он был интересен?"
"Не знаю. Наверное, тем, что научил меня быть тем, кто я есть".
"Где он сейчас?"
"Он умер. Как и многие в тот день".
Когда Ветинари повернулся к нему, к его лацкану была приколота веточка сирени. Тогда Ваймс увидел ее впервые.

Но не может же быть...
Нет. Ваймс не был готов творить ТАКУЮ историю.
Вот только Джон Киль умер, и именно Ваймс теперь почему-то должен сделать так, чтобы история повторилась.
Он нервно сглотнул и попытался осторожно отстранить юношу. Лезвие неприятно царапнуло кожу.

Молодой Ветинари снова посмотрел на стражника. В этом времени он был еще слишком юн, чтобы суметь справиться с растерянностью, тень которой Ваймс заметил в его глазах.

- Убери нож, - спокойно сказал он.
- Нет, - в тон ему ответил Ветинари. - Ты обещал сломать мне руку, а я привык дорожить своими конечностями. А также учиться на своих ошибках.

Ваймсу хватило нескольких секунд, чтобы перехватить его запястье, перевернуть убийцу на спину и придавить его к кровати. Ветинари все-таки успел нанести удар; к счастью, он попал в плечо.
- Плохо учишься, юноша, - выдохнул Ваймс в шею убийце и припал к ней долгим, НОРМАЛЬНЫМ поцелуем.

Стоило преодолеть последние сомнения, и дальше все пошло как по маслу. Что-то внутри говорило ему, что так надо, так и должно быть. Обезоруженный Ветинари был податлив и безвреден, как котенок, и даже помог разобраться со всеми этими шнуровками, застежками и ремешками, которыми так славилась форма Гильдии убийц. С каждой новой деталью одежды на пол падало очередное оружие, издавая прощальный звон. С каждым новым прикосновением Ваймса дыхание Ветинари сбивалось все сильнее.
Ваймс не сильно задумывался над тем, правильно ли все делает. Все его тело жило отдельной жизнью, вспоминая, каково это - прикасаться к другому мужчине. Ваймс целовал бледный впалый живот мальчика - и слышал вздох, он спускался, целуя, все ниже и ниже, пока вздох не переходил в тихий стон. Чувственность Ветинари зашкаливала, неопытность - подкупала. Ваймсу даже не потребовалось много времени, чтобы довести его до оргазма.
Потом он долго и вдумчиво учил своего внезапного любовника целоваться. Когда тот снова возбудился, Ваймс мягко перевернул его на живот и какое-то время просто касался легкими поцелуями его спины, пытаясь унять дрожь в руках. "Так надо, так и должно быть" билось у него в голове, но то, что он сейчас делал, было очевидным безумием, которому уже невозможно было сопротивляться. Кровь стучала в висках, собственное почти болезненное желание мешало сосредоточиться. И, черт возьми, именно сейчас ему надо было быть максимально осторожным.
Каким-то чудом Ваймсу хватило выдержки на нормальную подготовку, и он даже смог остановиться, когда увидел, как напряглись лопатки Ветинари и как побледнели его костяшки пальцев, вцепившиеся в подушку.
Ветинари не плакал, не дергался, не шипел и не ругался. Он просто замер на неопределенное время, стараясь дышать ровно. А потом Ваймс услышал тихое "давай", начал медленно двигаться, прижавшись грудью к его спине, услышал один стон, другой, и, наконец, сознание отключилось, остались только водоворот из ощущений и плечи Ветинари, казавшиеся неестественно белыми на фоне черных волос.

Позже Ваймс лежал на кровати и смотрел, как Ветинари бесконечно сосредоточенно застегивает, зашнуровывает и затягивает свою форму.
Раненое плечо противно ныло, напоминая о себе, ветер из распахнутого окна холодил кожу.
Спрашивать, что он сделал не так, не хотелось. Потому что, по существу, сама по себе ситуация была одним большим "НЕ ТАК".
Тишину нарушал только шорох одежды.
Наконец, он не выдержал:
- У меня создается впечатление, что в какой-то момент я неправильно тебя понял.
Ветинари со свойственной ему педантичностью проверил все свои ремешки и только после этого изволил ответить.
- Признаться, я не планировал заходить настолько далеко, - задумчиво проговорил он. - Что в очередной раз доказывает, что нет ничего более бесполезного, чем хороший план.
Ощущения, что он избегал смотреть в глаза, как такового не было. И все же с того момента, как Ветинари встал с кровати, их взгляды ни разу не пересеклись.
Ваймс вздохнул.
- Ты жалеешь? - спросил он, чувствуя, как его начинает грызть совесть.
- Нисколько. Разве что о том, что в ближайшее время мне не удастся побродить по крышам в свое удовольствие.

Ветинари закончил возиться с одеждой наконец-то посмотрел на него.
Ваймс опять невольно удивился, насколько юн человек, стоящий перед ним. Волосы у этого Ветинари были все еще черны как смола, черты лица еще не успели стать достаточно резкими, на бледных щеках все еще цвел румянец и не было хромоты, в далеком будущем уже ставшей притчей во языцех.

- Прекрати меня так пристально разглядывать, а то я решу, что тебе мало, - Ветинари усмехнулся и одним плавным движением выскользнул из окна. - Прощай, господин стражник!

Ваймс хотел было съязвить насчет "господина", но комната уже опустела.
"Ты очень интересный человек, сержант..."
Если он прав, то они встретятся снова. Если нет - то патриций подвесит его над ямой со скорпионами, когда он вернется в свое время.
Если вернется.



***
Ваймс как раз возвратился от Мадам, когда остальные стражники донесли о событиях на Сестричках Долли и на Сонной улице. Нескольких часов сна, что он успел перехватить в кресле у той женщины, отчаянно не хватало для того, чтобы трезво мыслить, поэтому он решил устроить себе небольшой перерыв. Он спустился по лестнице и направился к пустой раздевалке.

Командор зашел в комнату и осторожно прикрыл за собой дверь. Дождь нещадно заливал город водой, как будто надеясь сделать его хотя бы капельку чище.

Когда он увидел Ветинари, сидевшего на окне и поигрывающего небольшим кинжалом, он едва сдержал вздох облегчения. Его появление означало только одно - Ваймс оказался прав, и Киль был действительно тем самым человеком.
Тонкое лезвие скользило меж длинных пальцев, отбрасывая блики.

- Мы же с тобой, вроде как, попрощались.
- Вроде как, - Ветинари спрыгнул с окна. - Тоскливо у вас тут, Джон. И запах патоки слишком силен.
- Недавно узнал мое имя, да?
- Вообще-то давно. Хотя ты так и не счел нужным представиться.
- Меня как-то не учили правилам приличия.
- Я не удивлен.
- Для кого ты следишь за мной?
- Для собственного удовольствия.
- И все-таки?
- Скажем так, есть люди, которым ты интересен. Я вхожу в их число.
- Это ты убил того парня?
- Поясни, о каком именно парне ты говоришь.
- Не валяй дурака. Это мог быть только ты.
- С чего такая уверенность?
- У меня здесь не слишком много друзей, и почти никто из них не умеет пользоваться подобными арбалетами, - Ваймс вытащил из кармана сломанный болт и бросил его на стол. - Настоящее оружие для наемного убийцы.
- Я отношусь к друзьям?
- Ты точно не относишься к тем, от кого я жду ножа в спину. Так это был ты?
- Возможно.
- Зачем?
- Ты так легко наживаешь себе врагов, Джон. Слишком легко для человека, которому дорога жизнь.
- С чего ты взял, что мне она дорога?
- Ни с чего. И это печально.

Ваймс достал из картонной пачки сигарету и чиркнул спичкой. По комнате поплыл сизый дым.
Он расслабленно прислонился к стене и выпустил первое кольцо. Ветинари подошел ближе, в его глазах горел веселый огонек.

Стражник усмехнулся.
- Знаешь, сегодня у меня была встреча с очень интересной женщиной.
- И кто же она? - Ветинари был само непонимание.
- Думаю, ты хорошо ее знаешь.

Повисла пауза. Убийца медленно кивнул.
- Ах да. Ты же всегда вглядываешься в тени.
- Она твой заказчик?
- В некотором роде.
- Могу поспорить, у нее на тебя большие планы.
- Почему ты отказался от ее предложения?
- Потому что я не верю в Капканса и не вывожу на смерть простых людей, пока всякие лорды и леди делят между собой кусок пирога, - Ваймс пожал плечами в ответ на недовольный взгляд юноши. - Что поделаешь, моя судьба - быть костью, которая стоит у всех поперек горла.
А теперь расскажи мне, чем я такой интересный.

Ветинари стоял рядом, их плечи соприкасались. Он был слишком высок для подростка, но так было даже легче - можно было забыть о пропасти в тридцать лет.

- Ты ведь приезжий, верно?
- Верно. Я из Псевдополиса.
- То-то и странно. Ты в Анк-Морпорке всего несколько дней, а уже ходишь по нему так, будто весь город принадлежит тебе. И он принадлежит, он кладет все свои тайны к твоим ногам. Ты думаешь, почему у тебя все идет так гладко? Люди чувствуют, что перед ними хозяин города, и отступают в сторону.
- Люди чувствуют, что перед ними профессионал, не более.
- Поверь мне, я знаю, о чем говорю. Я понимаю это чувство - когда знаешь город до самого последнего камушка. Просто в моем случае это тени печных труб и черепица крыш.
- Знаешь, был у меня один знакомый стражник... Вот кто действительно шагал по городу как хозяин. В принципе, он и был хозяином.
- Сын местной шишки?
- Нет, утерянный наследник короля.
- Его возвели на престол?
- Он предпочел остаться стражником и, насколько я знаю, договорился с местным... главой города о том, чтобы все документы о его происхождении были уничтожены.
- И его не убили?
- Что ты, ни у кого бы рука не поднялась.

Ветинари снова достал свой кинжал и завертел его в пальцах, наблюдая, как зачарованный, за бликами на лезвии.
- Откуда ты? - внезапно снова спросил он.
- Я же уже сказал...
- Я помню. А теперь скажи, откуда ты на самом деле.
- Это не важно.
Две черные брови взлетели вверх, выражая сомнение.
- Неужели?
- Да. Потому что мне все равно недолго еще здесь развлекаться.
- Собираешься умереть?
- Если придется.
- И не надейся. Право на твою смерть за мной.
- С чего такая честь?
- С того, что я уже держал нож у твоего горла.
- И мы прекрасно помним, чем это закончилось.

Взгляд, которым Ветинари наградил Ваймса, был долгим и абсолютно нечитаемым.
- Верно. Поэтому - право за мной.

Ваймс сделал глубокую затяжку и отправил окурок прямиком в кружку позабытого кем-то какао.
- Скажи, чего ты от меня хочешь?
- Хочу сделать тебе минет.
Этот невозможный мальчишка тут же опустился на колени и взялся за пряжку его ремня.
- Ветинари, слушай, делать это здесь правда не самая лучшая идея...
Но он уже стянул бриджи вместе с бельем вниз, и они повисли на лодыжках Ваймса.
- Твой член через мгновение окажется у меня во рту, а ты все еще обращаешься ко мне по фамилии, - его теплое дыхание касалось нежной кожи. Холодные пальцы медленно обхватили возбужденный орган. Ваймс сглотнул. - Это забавно, но, знаешь ли, у меня есть имя.
- Хэвлок... - прошептал Ваймс на выдохе и закрыл глаза, почувствовав прикосновение чужого языка к головке.
- Да, так гораздо лучше.

Ветинари стоял перед ним на коленях, увлеченный процессом, и сама эта поза была слишком беззащитной и очень возбуждающей. Ваймс запустил пальцы в его волосы, черные пряди заструились по руке.
Хотелось всего и сразу, хотелось, чтобы это длилось так долго, как только возможно, но возбуждение зашкаливало, а времени откровенно не хватало.
Ваймс осторожно потянул парня за волосы, привлекая внимание.
- Я хочу тебя, но не так.
Дважды повторять не пришлось. Ветинари немедленно отстранился и увлек Ваймса за собой на пол. Они целовались, стоя на коленях в захламленной раздевалке, вокруг пахло потом и патокой, и Ваймсу внезапно стало глубоко наплевать на то, что будет дальше.
Хэвлок опрокинул его на спину и уселся сверху, Ваймс трясущимися руками помог ему стянуть штаны, матерясь сквозь зубы, когда заедала очередная застежка, и кое-как растянул его, благо, убийца благоразумно прихватил с собой смазку. А потом Ветинари двигался, и он делал это так невыносимо медленно, будто перетекая из одного положения в другое, кожа его бедер была отчаянно горячей под руками, и каждый его стон почти подводил Ваймса к финалу.

- Посмотри на меня, - прохрипел Ваймс.
Ветинари поднял взгляд: в его глазах разгорался уже знакомый огонь.

Самая горячая часть пламени - синего цвета.

Ваймс медленно поднялся, обхватил Хэвлока за голову и поцеловал его со всей той нежностью, на которую он был способен.
- Ты красивый, - прошептал он, касаясь губами его ресниц. - Ты так прекрасен, что у меня дух захватывает.
Ветинари запрокинул голову, подставляя белую шею под поцелуи, и вцепился в его плечи. Ваймс провел ладонями по выгнувшейся спине и крепко сжал его бедра, помогая двигаться, неотвратимо увеличивая темп.
Оргазм накрыл их одной большой волной.



***
Ваймс сидел, прислонившись к стене, и смотрел, как Хэвлок завязывает волосы в тугой хвост.

- Почему ты раньше их не собирал?
- Не было необходимости.
- А сейчас есть?
- Нужно для работы, - коротко ответил Ветинари, давая понять, что тема закрыта. - Что ты собираешься делать дальше?
- Защищать закон, - Ваймс пожал плечами.
- Чей закон? Мы ведь оба понимаем, что скоро улицы взорвутся. И люди будут умирать ради того, чтобы один безумец занял место другого безумца. Кого ты будешь защищать тогда?
- Предлагаешь мне забиться в угол и не высовываться? Я стражник, Хэвлок. Я сторожу мир.
- Как благородно.
- Ты сам сказал: будут умирать люди. Не аристократы, не революционеры - простые плотники и сапожники. Именно на их защиту должна вставать стража.

Ветинари покачал головой и встал с пола. Ваймс подумал, что вот сейчас самое время осторожно подкинуть ему мысль о том, что грамотный правитель смог бы исправить ситуацию и людям не пришлось бы кидаться под копыта кавалерии.
Он посмотрел на худую прямую спину Хэвлока, на выступающие лопатки и длинные пальцы, которые каких-то несколько мгновений назад впивались его плечи.

- Будь осторожен, - сказал он.
Ветинари хмыкнул и наклонился за прощальным поцелуем.
- Буду.



***
Не дергаться, когда Лоуни штопает тебя наживую, довольно трудно, но Ваймс искренне пытался. Ни к чему не обязывающий разговор с доктором помогал не думать об адской боли в ноге. Штаб на Цепной сгорел, Загорло был мертв, и надо было двигаться дальше, но куда - Ваймс не представлял. В городе царил хаос. Кровавый хаос.
Некоторые гордо звали происходящее Революцией. Ваймс хотел бы лично начистить им морду.

Лоуни обрезал нить.
- Ну вот, готово. А теперь сядь, пожалуйста, только осторожно, - я хочу проверить твое лицо.
Ваймс медленно приподнялся на самодельном операционном столе, морщась от боли. Доктор снял повязку с его глаза.

- Стражники говорили, что видели какого-то невзрачного парня недалеко от штаба, - как бы между прочим заметил Лоуни. - Возрастом примерно как твой Ваймс. Постоял пару минут и исчез.
- Какого парня? - командор мысленно перебрал всех тех парней, которые могли заявиться по его душу. Их было немного, и только одного из них стражники могли не узнать. - А!.. Да. Черт.
- Ты его знаешь?
- Да, немного.
- И чего он искал?
- Не знаю. Наверное, слушал, что люди говорят.
У Лоуни был большой опыт в лечении не очень разговорчивых пациентов, поэтому он умел читать по лицам, даже если это лицо такого человека, как Ваймс.
- Точнее, что говорят о тебе? - спросил он.
Ваймс пожал плечами.
- Не смотри на меня так, - попросил он.
- Как?
- Укоряюще.
Лоуни вздохнул.
- Киль, не мне тебя судить. Просто я надеюсь, что ты знаешь что делаешь.
- Честно говоря, я понятия не имею, - беспомощно признал Ваймс.
- Что ж, я так и думал.



***
Ваймс оставил молодого себя посапывать в стороне. Убедившись, что от Большой Мэри осталась лишь груда хлама и никто пока не торопится на них нападать, командор нашел укромный угол, из которого можно было видеть всю баррикаду целиком, вытащил сигарету из портсигара и прикурил.
Ветинари вышел из тени. Стражник даже не поднял взгляда.
- Как давно ты здесь?
- Относительно недавно. У меня не так много времени.
- Очередное задание от Мадам?
- Да.
- Вы родственники, так?
- Она моя тетушка.
- Хм.
- Ты выглядишь неважно.
- Ты когда-нибудь видел камеру пыток?
- Доводилось.
- Мне тоже, час назад.

Они были примерно одного роста, но Ветинари все равно пришлось приподняться на носках, чтобы им было удобно целоваться.

- Говорят, штаб на Цепной улице загорелся. Какой-то глупец швырнул бутылку с зажигательной смесью прямо в окно.
Ваймс хмыкнул, поднял взгляд и напоролся на беспокойную синеву чужих глаз.
- Как далеко ты собираешься зайти, Джон?
- Если понадобится, то до самого конца.
Ветинари покачал головой.
- Если ты выйдешь из этой игры победителем, я лично позабочусь о том, чтобы это город больше не подкидывал тебе таких игр.
- А если я проиграю?
- Тогда мне придется закончить начатое за тебя.

Вот так просто. Не нужно было никаких воспитательных бесед и разговоров о чести и общественном благе. Достаточно просто того, что однажды Ваймс вошел в его жизнь.
Сегодня Джон Киль умрет, и юному Ветинари придется пережить его смерть. А потом он подарит Анк-Морпорку долгожданную стабильность и свободу. Он сделает его городом, в котором Джона Киля не стали бы убивать.

Ветинари вскинул голову и посмотрел на небо.
- Мне пора.
- Хэвлок...
- Помни, право тебя убить - за мной, - бросил он прежде чем исчезнуть в тенях.


***
На них напали внезапно, тогда, когда никто уже ничего не ждал кроме перепалок между соседями и кружки бесплатного какао. Отступать было некуда, оружия ни у кого, кроме сержанта Дикинса, не оказалось и за ними гнался Карцер с безумной улыбкой настоящего убийцы.
Люди умирали. Люди, которых он, казалось бы, смог спасти.

А ведь Ваймс действительно собирался выйти из этой игры победителем. В какой-то момент он даже поверил, что это может произойти. И он снова увидит эти беззащитные худые лопатки и черные как смола волосы, рассыпавшиеся по молочным плечам...
Снова посмотрит в глубину синего пламени.
Он сражался, выпустив зверя на волю, за все, что было ему дорого там, и то, что ему придется оставить здесь. Он мстил людям Карцера за все: за то, что он оказался здесь, за Сибиллу, которая даже не знала, кто он, за Джона Киля, за Неназываемых, за кровавую комнату на Цепной, за Загорло, за Реджа, Букли, Дикинса.
За Ветинари. Нет, за Хэвлока.

А потом время застыло.
Он отчаянно тянул резину, пытаясь разглядеть вокруг хоть какой-то намек на Ветинари, но тот слишком хорошо умел сливаться с окружающим миром. Взгляд метался из стороны в сторону, и вот, наконец, он нашел его - Хэвлок был слишком далеко, чтобы заметить его сразу, но было видно, что он бежал к ним так быстро, как мог - даже волосы растрепались. И все-таки он не успевал. Он уже не увидит Киля живым.

Мир снова ожил, и все, что успел Ваймс - это достать до Карцера, прежде чем рухнуть с ним вдвоем обратно в будущее.



***
Ваймс стал отцом.
Все произошло так быстро и так внезапно, что часть его осознания все еще отказывалась признавать, что он вернулся, он ДОМА.
Сибилла родила, и для командора было таким счастьем прибывать в блаженном бездумье внезапно свалившейся на него радости, оттягивая момент, когда придется сесть и все хорошенько обдумать, когда придется поймать Карцера и попытаться не убить его на месте, когда придется поговорить с ним.
Жизнь дала ему на это счастье всего лишь несколько часов.



***
Он сидел у Лоуни и наслаждался по-настоящему хорошей сигарой. Они уже успели поговорить обо всем, что произошло за те четыре дня и за тридцать лет после, и только одно единственное общее воспоминание они обходили с осторожностью саперов.

Наконец, доктор наступил на мину.

- Ты его уже видел? - спросил он.
Ваймс мог бы сделать вид, что не знает, о ком речь. Мог бы притвориться, что не расслышал. Мог бы свести все в шутку.
Он посмотрел на постаревшего Лоуни и решил, что этот человек достоин того, чтобы быть с ним искренним.
- Еще нет. Не могу предположить, что принесет мне эта встреча.
- Думаешь, он догадывается?
- Уверен. Иначе это был бы не Ветинари.
- Ты ведь знал, с кем имеешь дело?
- Знал.
- Тогда почему?..
Ваймс пожал плечами.
- Почему ты лечишь людей?
- Ха, еще скажи, что это связано.
- Не поверишь, но так и есть.

Повисла пауза, и Ваймс решился задать мучивший его вопрос.
- Откуда?.. В смысле, как ты понял?
- Когда зашивал тебе ногу?
- Да.
- Знаешь, я лечил не только дам особой профессии и любителей входить в заднюю дверь. Мальчишки с разбитыми коленками мне тоже попадались.
- И?..
- Когда потенциальный ученик Гильдии Убийц стоит прямо рядом со штабом стражи, даже не пытаясь спрятаться, и напряженно ждет чего-то, а потом ты так красноречиво теряешься, стоит мне об нем упомянуть, трудно не сложить два и два.
- Вот как...
- Ты, Ваймс, отлично владеешь собой, как и положено хорошему стражнику. Но даже хороший стражник не может быть на службе все время.

Ваймс выпустил кольцо дыма. Лоуни сделал глоток бренди.
- Мне надо с ним поговорить.
- Да, не помешало бы.
- Надеюсь, он меня не убьет.
- Время покажет.
- Это точно.



***
Ночь на кладбище Мелких Богов была тиха и удушающе пахла сиренью. У ног Ваймса валялся связанный Карцер.

Ветинари возник из ниоткуда. Теперь его внимательный взгляд можно было почувствовать только когда он сам этого хотел.

Его голос был ровным. Его спина была прямой. "Ваша светлость". "Поздравляю с рождением сына". "Здоровый мальчик, мне сообщили".
Он уже забыл этого Ветинари, занимавшего свое законное место в Продолговатом кабинете. Зато помнил мальчишку, который любил смотреть на блики на лезвии кинжала. Мальчишку, с которым они целовались в переулке, в нескольких шагах от баррикад.
Целых пять минут Ваймс сдержанно отвечал на реплики патриция. А потом взорвался.

- Признайтесь сэр, как давно вы поняли? - нагло перебил Ваймс его по середине очередного бессмысленного заявления.

Тишина, последовавшая за этим вопросом, душила не хуже запаха сирени.
- Недавно, - осторожно ответил Ветинари.
- У вас слишком хорошая память, сэр, - не унимался командор. - А я слишком много рассказал.
- У меня действительно хорошая память, Ваймс, - голос патриция приобрел ту степень вкрадчивости, которая намекает, что вы играете с огнем. - Но ты не представляешь, какая пропасть лежит между мальчишкой Сэмом Ваймсом, который рос бок о бок со мной, и тем Джоном Килем, которого я запомнил.
- Но вы подозревали.
- Да, я подозревал. И сегодня убедился.
- Я...
- Не надо бессмысленных извинений, Ваймс.
- Но я...
- Прошу тебя. Не надо.

Тот Ветинари, которого Ваймс оставил в настоящем, не мог говорить так. Как будто что-то ломалось в нем с каждым словом.

После новой тяжелой паузы он продолжил говорить, медленно, как будто ступая по тонкому льду.
- Знаешь, Ваймс, тем событиям я обязан первыми седыми волосами. Очень странно, когда тебе всего лишь семнадцать, а твои виски уже белее снега.
- Сэр, - Ваймс уже жалел, что начал этот разговор. Он просто не знал, что ему отвечать. "Мне жаль"? "Так было необходимо"?
- Если бы не тот день, я бы остался семнадцатилетним чуть-чуть дольше. Я видел, как погиб Джон Киль. По крайней мере, я своими глазами видел его тело. И я вступил в бой. Взял веточку сирени у павшего бойца и, признаюсь, зажал ее в зубах.
- Сэр...
- Тридцать лет, Ваймс, тридцать лет жизни. Половину из которых я ждал, что Киль вернется. Я осмотрел его тело: его раны мне показались несколько… старыми. Я был достаточно умен, чтобы это дало мне надежду. Да даже если бы они были совсем недавними, я просто верил, что он опять найдет способ выкрутиться.
Человек, который способен идти по Анк-Морпорку как хозяин, не мог так просто умереть.
- Сэ...

Ветинари сердито оборвал его на полуслове:
- Если ты еще раз произнесешь вот таким глупым голосом «сэр», клянусь, тебя ждут большие неприятности.
- Хэвлок.
Патриций замер и медленно развернулся к нему. Наступившая тишина резала слух.

Он как будто был соткан из теней, окутанный предрассветной серой темнотой. Высокий, теперь - немного выше Ваймса, с короткими черными волосами и проседью на висках - никаких смоляных прядей, с аккуратно постриженной бородой - никаких бледных скул и по-мальчишески нежной кожи щек.
Ваймс смотрел в эти голубые глаза - единственное, что не изменилось в Ветинари. В них едва заметно горел такой знакомый огонек.

Командор собрался с духом и заговорил:
- Все что я делал, было не для лорда Ветинари, а для юноши, который угрожал мне смертью, чтобы поцеловать. Я могу придумать себе тысячу оправданий о ходе истории и необходимости в осуществлении некоторых событий. Но правда в том, что я никогда не смогу забыть ни одного слова, ни одного прикосновения, ни одной родинки на его теле.

Огонек заполыхал ярче.

- Что ж, значит, единственным, в чем ты обманул этого юношу, было твое имя.

Они стояли на кладбище в безмолвии, наполненном воспоминаниями и запахом сирени. Солнце Диска медленно выплывало из-за горизонта.
Их плечи слегка соприкасались.
Его Хэвлок повзрослел так внезапно, что стал совсем другим человеком. Патрицием. Тридцать лет из жизни Ветинари, о которых Ваймс никогда не узнает, остались позади. Как и те четыре дня.

Голубые глаза смотрели на него, и в них разгоралось пламя.
Самая горячая его часть.

***
- Надо будет принести другое яйцо.
- Это какая-то традиция?
- В своем роде. Я тебе как-нибудь обязательно расскажу.
- Жду не дождусь.
- Скажи, ты все еще различаешь дома по черепицам под твоими ногами?
- А как ты думаешь?
- Думаю, что город уже давно признал своего нового хозяина.
- Особенно его крыши, - Ветинари сорвал веточку сирени и обернулся к командору. - Как считаешь, более тридцати лет постоянной практики достаточно, чтобы я смог обыграть тебя в прятки?
Ваймс усмехнулся.
- Ты всегда можешь попробовать.
- Все также уверен в себе, - патриций позволил себе искреннюю улыбку. - Мой тебе совет, сэр Самюэль: остерегайся теней.

@темы: миди, R, слэш, фанфик

Комментарии
2014-02-03 в 23:04 

ОльгаФ
Все будет хорошо
Тдрдузк бхазг пгтп!, о, какое же вам спасибо!
У меня сейчас как раз период обострения, спровоцированный увиденной у кого-то картой Анк-Морпорка. И я по пути с работы думала о том, какой фик хотела бы прочитать.
А дома обнаружила, что одна из моих "заявок" чудесным образом выполнена, да еще и настолько замечательно!!!

2014-02-04 в 00:04 

Снарк
Просветленный пофигист
Тдрдузк бхазг пгтп!,
Огромное спасибо! за нежно и со вкусом выписанную пару, которая мне так нравится именно в таком сочетании.

2014-02-04 в 00:28 

dark_seven
born to be... там разберёмся
Тдрдузк бхазг пгтп!, очень, очень здорово получилось! :hlop::hlop:

2014-02-04 в 02:03 

БК-тем
Весь мир - Теория Абсурда... на практике
Ох, как же здорово.
Сто лет мечтала прочитать что-то такое на русском.:love::heart::heart:
Автор - вы чудо.
А вот молодого Ветинари даже жалко стало... Спасибо за чудесную историю. И за час, проведенный за фантазиями о том, как всё это выглядело для Хевлока... особенно после смерти "Киля".

2014-02-04 в 04:22 

Red_John
Designed and directed by his red right hand.(с) | Ksanira
от образа юного Хэвлока у меня только
МИМИМИМИ
и АНЯНЯ!
:inlove::inlove::inlove::inlove::inlove:
Очень нежно. Спасибо!:red::red::red:

2014-02-04 в 09:43 

Silly Sally
a literary potato
О боги, люди, спасибо вам всем огромное!!!

ОльгаФ, Вы не представляете, как долго эта "заявка" меня саму терзала, прежде чем я решилась за нее взяться) рада, что она совпала с вашей))
Снарк, нежно и со вкусом - отлично сказано, мне так и хотелось погладить одного и покусать другого)
dark_seven, :heart:
БК-тем, Сто лет мечтала прочитать что-то такое на русском.
А есть на английском?.. :inlove:
О, то, как это выглядело для Хэвлока, достойно отдельного фика)
Red_John, Рада, что понравилось :)
Между прочим, мой первый фик с каким-никаким рейтингом, поздравьте меня)

2014-02-04 в 13:26 

БК-тем
Весь мир - Теория Абсурда... на практике
А есть на английском?.. :inlove:

Сразу могу вспомнить только www.fanfiction.net/s/7548936/1/You-re-gonna-go-... (и его продолжение) и www.fanfiction.net/s/8510432/1/Graveyard-Shift . Но на том ресурсе точно было еще несколько)))

Еще раз спасибо за замечательную историю)

2014-02-04 в 13:35 

Aerdin
"Всевышний хоть и изощрен, но не злонамерен". Старая иезуитская поговорка
какая красота)) спасибо автору

2014-02-04 в 14:01 

Silly Sally
a literary potato
БК-тем, вам спасибо! *убежала читать*
Aerdin, спасибо читателю))

2014-02-09 в 21:00 

ZarKir
По вере вашей да будет вам (с)
Тдрдузк бхазг пгтп!, да, это то, что хотелось прочесть -- как оно вообще начиналось и что из этого вышло.
И теперь в голове все это бродит и хочет сложиться еще во что-то этакое :inlove:
Спасибо! :inlove:

2014-02-09 в 21:02 

Silly Sally
a literary potato
ZarKir, Вам спасибо)))

И теперь в голове все это бродит и хочет сложиться еще во что-то этакое
Ой, пусть складывается, пусть складывается! *_*

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Ваймс и Ветинари

главная